«Финансист», «Титан», «Стоик» — «Трилогия желания» Теодора Драйзера

Спекуляции, манипулирование рынком, городские железные дороги, акции, облигации, городское казначейство, финансовые махинации, онкольные ссуды, биржевая паника, банкротство, суд, тюрьма, снова паника, капитал, монополии, тресты, концессии, концессии, концессии, строительные подряды, вывод активов, ущемление прав миноритарных акционеров, подкуп чиновников, шантаж, черные избирательные технологии, подтасковка результатов выборов, власть, пресса, манипуляция общественным мнением, высшее общество, аристократия, женщины и мораль. США, вторая половина 19 века. Капитализм как он есть.

Отповедь финансистам Чикаго:

Добрый вечер, джентельмены, — произнес он, направляясь к стулу, на который ему указал мистер Арнил. — Недурная погодка для совещания. Мне ещё никогда не доводилось видеть такого количества соломенных шляп на чьих-либо похоронах. Насколько я понимаю, сегодня вы собрались здесь, чтобы похоронить меня. Да, я могу погасить свои ссуды, однаком не советую ни вам, ни кому-либо из присутствующих требовать, чтобы я их сейчас погасил. — В голосе его, невзирая на беспечный тон, каким сказаны были эти слова, прозвучали угрожающие нотки — я знаю, зачем созвано это совещание. Все эти джентельмены, которые сидят, словно воды в рот набрав, — просто пешки в ваших руках, мистер Хэнд, и в ваших, мистер Арнил, мистер Шайхарт и мистер Мэррил. Я знаю, как вы спекулировали на акциях «Американской спички» и сколько вы на этом потеряли. А теперь, чтобы спасти себя от дальнейших потерь, вы решили принести меня в жертву. Так вот, имейте в виду, — тут Каупервуд поднялся, и его статная фигура теперь возвышалась над всеми, — вам это не удастся. Я не стану таскать для вас каштаны из огня, и сколько бы вы ни созывали своих приспешников на совещания, вам меня к этому не принудить. Хотите знать, что делать? Я вам скажу. Закройте завтра с утра чикагскую биржу и держите её под замком в течение нескольких дней. Предоставьте Хэлла и Стэкпола их судьбе или поддержите их, у вас четверых хватит на это средств. А нет, так хватит у ваших банков. Но если завтра хоть одна из взятых мною ссуд будет востребована, прежде чем я пожелаю оплатить её, я выпотрошу все банки в Чикаго. Вот тогда у вас действительно будет паника, такая, какая вам и не снилась. Всего наилучшего, джентльмены.

Подкуп:

Господин губернатор, я пришел сюда, чтобы подкупить вас, если мне это удастся. Я не разделяю ваших идеалов. Я не верю, что в конечном счете от них может быть какой-нибудь прок. Вероятно, есть ещё много такого, во что вы верите, а я нет. А жизнь, быть может, и совсем не похожа на то, как вы или я её понимаем. Независимо от этого, вы вызываете во мне гораздо больше симпатии, чем большинство людей. Я готов одолжить вам сто тысяч долларов, так-как знаю, что вы сейчас в этом нуждаетесь, или двести, триста, четыреста тысяч — сколько потребуется. Вам нет нужны возвращать мне эти деньги, но, если хотите, можете и возвратить. Как вам будет угодно. В портфеле, который судья Дикеншитс оставил вчера в вашем сейфе, лежит триста тысяч долларов наличными деньгами. У Дикеншитса не хватило духу сказать вам об этом. Подпишите законопроект и дайте мне возможность одолеть моих врагов, которые мечтают сейчас одолеть меня. В дальнейшем я буду поддерживать вас всеми имеющимися в моем распоряжении средствами — и деньгами и влиянием — в любой политической компании, в которой вы захотите принять участие, будь то выборы в сенат штата или в американский конгресс.

Захват газовых предприятий:

Больше всего привлекали Каупервуда газовые предприятия Чикаго: тут представлялась возможность захватить исподтишка великолепный источник наживы — завладеть никем ещё не занятой областью и установить там своё безраздельное господство. Получив концессию, — каким путем, читатель догадается сам, — он мог предстать перед местными газопромышленниками и потребовать капитуляции и раздела награбленного. В то время освещение города находилось в руках трех газовых компаний. Каждая из них обслуживала свой район или, как говорили в Чикаго, «сторону» — Южную, Западную и Северную. Сначала Каупервуд намеревался скупить акции всех трех компаний и слить их в одну. Он пологал, что предложив за акции втрое или даже вчетверо больше, чем они стоили по курсу, он сумеет завладеть контрольными пакетами. А затем, после объединения компаний, можно будет выпустить новые акции на огромную сумму, расплатиться с кредиторами и, сняв богатый урожай, остаться самому во главе дела.

Организация дела:

Он положил себе за правило: обеспечивать себе в любой акционерной компании, которую он возглавлял, по меньшей мере пятьдесят один процент акций и вдобавок пятьдесят один процент акций разных дочерних предприятий, которые он всегда учреждал и которыми управлял через подставных лиц. Так, например, для электрификации задуманной линии он решил учредить особую компанию по оборудованию и постройке подземных станций, которая получила бы контракт специально на электрификацию линии Чаринг-Кросс. Подобным же образом он думал организовать дочерние компании по поставнке вагонов, рельсов, стальных деталей, оборудования для станций и т. п. В процессе постройки и оборудования каждого отдельного участка сети доходы этих вспомогательных компаний будут неизменно расти; это-то и есть тот основной рычаг, при помощи которого можно выкачивать из дела колоссальную прибыль.

Про свою роль:

Так уж устроен мир, и не ему его исправлять. Пусть всё идет своим чередом! Его задача — завоевать себе место в жизни и удержать его. Для этого нужна сила. И быстрый ум. У него есть и то, и другое. «Мои желания — прежде всего» — таков был девиз Каупервуда. Он мог бы смело начертать его на щите, с которым отправлялся в битву за место среди избранников фортуны. Настоящий человек — финансист — не может быть орудием в руках другого. Он сам пользуется таковым. Он создает. Он руководит.

Поделиться
Отправить
Запинить
 169   2011   книги
1 комментарий
Макс Ковалёв 2013

Отличная трилогия.
Также советую прочитать «Американскую трагедию» этого же автора.

Популярное